||| Следующая станция Васильева-Островская ||| Проспект Событий ||| Отчёты |||
email


О проекте
НОВОСТРОЙКИ  
ГОСТИНЫЙ ДВОР  
ВАСИЛЬЕВА-ОСТРОВСКАЯ  
ГЛАВНАЯ
АВТОРОВО  
ПРОСПЕКТ СОБЫТИЙ  
АКАДЕМИЧЕСКАЯ  

Сакральное в советской литературе
Доклад Екатерины Васильевой-Островской.
ИнтервьюСовременная русская поэзия: между традицией и постмодерном
Отчёт о поэтических чтениях в Кёльнском университете, организованных Екатериной Васильевой-Островской.

 

 

   

Борис Евсеев

Презентация книги "Der Sturzflug des Falken" ("Падение сокола")

КЁЛЬН 08.10.2004

В последнее время Кёльн не очень баловал русскоязычную часть своего населения литературными вечерами. Год назад из-за того, что Россия участвовала во Франкфуртской книжной ярмарке в качестве почётного гостя, по Германии прокатилась волна русской литературы. С тех пор, как она схлынула, однако, несмотря на падение цен на авиабилеты, редкий русский писатель долетал до восточной части Германии (Берлин), не говоря уже о более отдалённой западной (наш Кёльн). И вот, 8 октября 2004 года, в то время, как во Франкфурте посетители знакомились с очередной экзотической для немецкого книжного рынка литературой - почётным гостем на этот раз были арабские страны - Кёльн опять посетил русский писатель. В литературном вечере, проходившем в Форуме им. Льва Копелева, участвовали писатель Борис Евсеев, актёр Лауренц Леки, читавший немецкий перевод одного из рассказов Евсеева, ведущий Гасан Гусейнов и, как оказалось, издатель представляемой на вечере книги, Маргарита Вороблёва, продекламировавшая прямо со своего места в первом ряду небольшую рекламу своей компании.

Вечер начался с того, что ведущий вкратце рассказал о биографии Бориса Евсеева. Когда слово было передано самому автору, он попросил разрешения представиться публике не просто словами, а своим произведением и зачитал по-русски небольшой отрывок из недавно опубликованного в журнале "Октябрь" рассказа "Слух". Евсеев читал ритмично, с постепенно поднимающейся вверх и бурно, как волна, скатывающейся вниз интонацией, так, как читают свои стихи поэты. При таком чтении смысл написанного отходил на второй, нет, на третий план, а на первом плане бурлили звуки, слоги и сменявшие друг друга поэтические размеры:

Как приходят слова? Через слух, через слух!

Только закрыв глаза, только вслепую, на ощупь, - чувствуешь, как идет жизнь.

Она идет? Идет, еще как! Каменно идет и тяжело, а потом - легко и воздушно.


Чтобы те немногие слушатели, не понимавшие по-русски, не чувствовали себя слишком обделёнными, (участь, которой им в течение вечера всё-таки не удалось избежать) слово довольно быстро передали актёру, зачитавшему большой отрывок из рассказа в переводе. К счастью, Лауренц Леки не стал копировать "поэтическую" авторскую манеру чтения, и публика на этот раз могла сосредоточиться и на содержании рассказа. Построенный вокруг загадочной и в то же время безжалостно оголяемой авторской иронией фигуры "русского Че" текст содержал, с одной стороны, узнаваемые черты постсоветской российской истории (Нагорный Карабах, антиглобализм) и с другой стороны постоянно уводил читателя от собственно повествования в чащи лирических и не очень отступлений, таких, как размышления о "четырёх основных зонах слухового пространства". После короткого перерыва на обмен впечатлениями о прочитанном, ведущий опять передал слово актёру и снова довольно долго не останавливал чтение, из-за чего публика начала подавать некоторые ненавязчивые признаки усталости. Правда, до конца рассказ так и не был зачитан, потому что из распечатки таинственным образом пропала последняя страница, так что публике, желавшей знать развязку довольно драматического действа, оставалось только одно - купить книгу и дочитать, благо, сделать это можно было прямо в помещении Форума.

За чтением настало время дискуссии, и тут слушатели, ещё минуту назад старавшиеся не засыпать на своих стульях, (а время было уже довольно позднее) стали засыпать автора своими вопросами. В основном люди хотели "из первых рук" узнать, "как оно там, в России, на самом деле". На вопрос о том, насколько мирно сосуществуют в современной России различные национальности Евсеев ответил, что мирно, и в качестве примера рассказал, что он "25 лет прожил глубоко под Москвой, и даже там были армяне, эстонцы ...". На вопрос о Путине сказал, что он его поддерживает, так как тот наводит порядок, чем довольно сильно удивил либерально настроенных завсегдатаев Форума, а в добавок ещё и намекнул, что оппозиционные писатели и журналисты просто продались олигархам, разбавив, правда, свои политические высказывания ироническим замечанием, что "Солженицын, например, свободен потому, что он состоятельный человек. Он может писать то, что хочет, а вот многие не могут".

Надо отметить, что Гасан Гусейнов, который помимо своих прямых обязанностей как ведущего должен был ещё и переводить сразу в обоих направлениях, не всегда поспевал за дискутирующими, в результате чего и без того несколько хаотичная дискуссия в немецком варианте почти что уже напоминала дадаистский перформанс. Однако, как я уже отметил, слушателей, не понимавших по-русски на этом вечере было абсолютное меньшинство, так что когда одна немолодая женщина где-то в середине вечера попыталась заставить окружающих говорить так, чтобы было понятно и ей, её молча и единодушно проигнорировали.

В заключение хочу рассказать об одном чрезвычайно странном, даже загадочном совпадении, произошедшем на этом вечере. Дело в том, что именно в этот вечер в зале Форума, в последнем ряду оказался молодой человек высокого роста в деловом костюме и с длинными светлыми волосами, как бы говоривший всем своим видом и поведением: "Я и есть тот самый русский Че Гевара, о котором вы тут все дискутируете". Первый же его "штурмовой" вопрос поверг публику в лёгкое недоумение: что современный российский писатель может сделать для восстановления "исторической справедливости" - воссоздания СССР в его прежних границах. Такой, несколько неожиданный в почтенных стенах Форума им. Льва Копелева вопрос, однако, ничуть не смутил писателя, и он даже рассказал залу, как люди в бывших пятнадцати республиках (кроме, естественно, недавно присоединившихся к Европейскому сообществу прибалтов) хотят вернуться в СССР, вот только им, бедным, их правители всё никак не разрешают.

Когда вечер закончился, публика долго не хотела расходиться. Я думаю, что это - хороший знак.


Н. Негин


К СПИСКУ ОТЧЁТОВ